Hisana Runryuu
Безумства нужно совершать - но крайне осторожно || Механический будильник, отстающий на пятьсот веков
Самая моя любимая упоротость, пожалуй хД

Название: Raving Rabbids' Nest
Автор: Hisana Runryuu
Бета: Glololo
Размер: цикл драбблов
Категория: джен
Жанр: юмор, местами ангст и треш
Рейтинг: R
Краткое описание: Во многих играх есть пасхальные яйца, отсылающие к Assassin's Creed. А что бы делали персонажи АС, если бы действительно оказались в других играх?
Предупреждения/Примечания: Кроссоверы со всем и вся. Возможно, где-то в этом сене залежалась пачка травы, так что будьте осторожны. Вас предупредили.
Название - отсылка к игре Ubisoft "Rayman Raving Rabbids".



№1
Название: Operation Simulation
Размер: драббл
Пейринг/Персонажи: Коннор, Хэйтем, пациент
Категория: джен
Примечание: Кроссовер с Surgeon Simulator. Название драббла обыгрывает название игры и переводится как "Симулятор Операции".

— Погоди-ка, — подозрительно сказал Коннор, выглядывая из-за плеча отца, — это что, мозг?
— Молодец, тест на зоркость прошел, — язвительно ответил Хэйтем, натягивая на руки перчатки. — А теперь, будь добр, перестань отвлекаться и вообще подготовься к операции.
Коннор послушно отошел в сторонку и, обшаривая свой шкафчик с амуницией, нет-нет да кидал подозрительный взгляд на мирно лежащий в прозрачном сосуде мозг. Сегодня, похоже, предстоит его пересадка.
Радунхагейду иногда не мог понять, какая из затей отца будет лидировать с топе-10 Самых Ужасный Идей Мира, ибо каждый раз индейцу казалось, что хуже уже просто некуда. Но работа хирургом сама по себе была где-то в тройке лидеров, ибо Коннор в ней ничего не понимал и понимать не хотел. Однако Хэйтему на это было ожидаемо наплевать.
«С другой стороны, лучше уж пересадка мозга, чем почек», — подумал Коннор, вспоминая завязывание кишок бантиком, расшвыривание мешающих органов по сторонам и хлещущую фонтаном кровь.
— Где ты там копаешься? — окликнул его отец, и Коннор неохотно подошел к операционному столу.
Хэйтем натянул на лицо маску, поправил свою неспадающую шляпу, с которой не расстался бы даже в ванной, и жестом фокусника стянул с пациента полотенце.
Голова у этого человека была чисто выбрита и походила на скорлупу яйца из рекламы зубной пасты. Фиксирующее устройство, не позволяющее голове куда-нибудь склониться, очерчивало на обширной «лысине» круг — границу, ниже которой бить не стоит.
— Ну что же, сын, — Хэйтем предвкушающее потер руки, — честь разбить эту нелепую оболочку я оставляю тебе. Вот томагавк, — он указал на лежащие слева от головы инструменты, — я же знаю, что ты им лучше всего орудуешь. Ну, вперед, — Кенуэй отступил, пропуская сына вперед.
Коннор встал на его место, взял в руку оружие и нерешительно взвесил его на ладони. Может, стоило бы разбить череп чем-нибудь другим? Справа лежала обычная пила, слева, совсем рядом, — пила маленькая циркулярная... Может, и молоток где-нибудь здесь найдется... Однако Хэйтем стоял за его спиной, выжидающе глядя на сына. Поэтому Коннор вздохнул, занес томагавк над головой, зажмурился и рубанул.
...
— Вообще-то я не ожидал, что череп окажется настолько... хрупким, — сипло произнес индеец, пытаясь стряхнуть с себя ошметки мозга.
Хэйтем, ворча, настраивал что-то на главной панели:
— Не ожидал он... Ну что же, в следующий раз, надеюсь, ты будешь ожидать, — последний штрих — и хирурги, покинув заляпанную кровью и мозгом палату, на минуту оказались в залитом белым светом помещении. Хэйтем поправил маску и, испустив сердитый вздох, произнес в пустоту: — Рестарт.

№2
Название: Не научился
Размер: драббл
Пейринг/Персонажи: Дезмонд, Альтаир, Геральт
Категория: джен
Примечание: Кроссовер с Witcher 2. Основано на пасхалке и мотиваторе.

«Узнай об этом Малик, и Альтаиру никогда не вылезти из новичков», — подумал Дезмонд.
Сегодня был явно не его день. Мало того, что он завалил простую, казалось бы, миссию по незаметному убийству, так еще и забрел куда-то не туда, пытаясь найти точку обзора. Наконец, Дезмонд нашел нечто похожее на башенку, однако вид с нее открывался совершенно не иерусалимский. Удивленный, он сделал Прыжок Веры, однако и это ему не удалось сделать нормально. И вот теперь Дезмонд в теле великого ассассина Альтаира ибн ла Ахада лежал среди куч сена со свернутой шеей и сломанными руками, условно мертвый, злой и очень нетерпеливый. Майлз надеялся, что, раз уж Альтаир умер, рестарт перенесет их на начало дня, и они не наделают ошибок снова. Однако рестарт почему-то не сработал, как положено, и оставил Альтаира лежать мертвым в каком-то неизвестном месте. «С другой стороны, это лучше, чем провалиться сквозь землю и утонуть, глядя на постепенно отдаляющиеся полигоны», — подумал Дезмонд и мысленно передернулся от воспоминания.
Время текло очень медленно, и, чтобы как-то развлечься, Майлз стал прислушиваться к тому, что происходило вокруг. Очевидно, замок, в котором он находился, кто-то атаковал, и сейчас шло сражение, постепенно все приближающееся к ассасину. Потом от нападающих отделился кто-то очень смертоносный и очень быстрый и спустился вниз, к Альтаиру и нескольким стражникам. Звон металла о металл, бульканье из разорванного горла, шипение крови, фонтаном брызгающей из разрезанных артерий, отчаянные крики, а затем ошеломляющая своей насыщенностью тишина — все говорило о том, что бой был закончен в пользу одинокого убийцы. Дезмонд испытал нечто вроде уважения и даже захотел разглядеть этого человека поближе, но стога сена, а также сломанная шея, не давали возможности вообще хоть что-нибудь увидеть. Где-то разбились ворота, и к Альтаиру заглянул какой-то беловолосый человек с двумя мечами за спиной. Он быстро окинул место происшествия глазами, произнес:
— Похоже, они никогда не научатся, — и ушел. Дезмонд, закипая от злости, гневно фыркнул.
«Как только я отсюда выберусь, — подумал ассассин, — я найду этого беловолосого и научу его уважению». Альтаир, будь он жив, был бы с ним согласен.
Естественно, после рестарта этого места на карте не было.

№3
Название: Misery
Размер: драббл
Пейринг/Персонажи: Дезмонд, Борода
Категория: джен
Примечание: Кроссовер с S.T.A.L.K.E.R.: Зов Припяти. Автор признается, что в игру не играл, знает о ней мало, видел только под соусом модификации Misery 2.0 и использовал во многих случаях терминологию из "Пикника на обочине" Стругацких.

— Эм... Это твой хабар? — осторожно спросил Борода.
— Хаба-что? — Дезмонд выглянул из-за рюкзака и, откинув капюшон, посмотрел на кучу всякой всячины на столе. — А, ну да. Хабар.
Однако стоило ему перевести взгляд на Бороду, как счастье после удачной нычки несколько поутихло.
— В чем дело? Что-то не так? — подозревая худшее, спросил Дезмонд.
Борода вздохнул.
— Понимаешь, — терпеливо начал он, — за хабар платят, если ты нашел что-нибудь интересное, что-нибудь необычное в Зоне. В Зоне же бывает, например, что-то, оставшееся от нормального мира: деревья там, самолеты или еще что-нибудь вроде того. Однако это все — не хабар. Хабар — это «черные брызги», «пустышки», «этаки», и то это все было хабаром в прошлом веке. И то, что ты мне принес, — он указал на кучу на столе, — это тоже не хабар.
— Но ведь... — Дезмонд тоскливо посмотрел на подернутую черным болотную водичку в бутылке, все еще кровоточащую тушку убитого с огромным трудом вепря, веточку какого-то странного растения, сорванного неподалеку от «ведьминого студня», и прочий хлам, сваленный на столе.
Борода хлопнул его по плечу.
— Ничего страшного, принесешь что-нибудь стоящее в другой раз.
Лучше бы он этого не говорил.
***
С вышки открывался великолепный вид. Дело было к утру, и небо на востоке уже предупреждающе окрашивалось в темно-зеленый цвет.
Однако Дезмонда совершенно не заботил наступающий рассвет.
Он выслеживал химеру.
А химера, казалось, выслеживала его.
Она всячески скрывалась, стоило только навести на нее прицел, и потихоньку подкрадывалась к Дезмонду с намерением покушать человечинкой.
Однако у Майлза после долгой ночной слежки инстинкт самосохранения не работал совершенно. Единственное, о чем он думал, — как же застрелить эту проклятую тварь. Дезмонд надеялся, что тушка химеры сойдет за хабар, по крайней мере на первых порах.
Химера, ощериваясь, залезла в кусты. Дезмонд терпеливо ждал, прильнув к прицелу. Шевельнись, родимая. Зацепи хоть веточку. Пожалуйста.
Кусты затрещали так, будто там была целая стая мутантов, и Майлз с удивлением обнаружил, что химера улепетывает прочь на запад, совершенно, по-видимому, забыв, что вообще-то она собиралась поесть.
Прогремел гром. И все бы хорошо, если бы небо не стало сворачиваться, а тучи сгущаться.
Это была уже не гроза.
Дезмонд как можно быстрее спустился вниз, пытаясь придумать, где же ему спрятаться. До Скадовска еще пилить и пилить, за несколько минут он явно не успеет. Зато рядом должна быть баржа, он ее видел, пока шел к вышке. Баржа — это вам, конечно, не Скадовск, но переждать выброс вполне возможно.
И Дезмонд со всего духу припустил туда.
Только бы успеть, только бы успеть, только бы...
Пошла первая волна.
Дезмонд видел ее: оглушая, она накатилась на него, ослепила тысячей цветов, подпалила радиацию на его коже. В легких жгло после долгого бега, начался кашель кровью, мир виделся в красных тонах из-за лопающихся сосудов, кожа горела огнем. И Майлз даже не заметил, как забежал в «комариную плешь».
В общем-то, по сравнению с выбросом это была куда более легкая смерть.
Его просто расплющило, сложило, как картонку, оставив там, на земле, тень бегущего человека в обрамлении медленно расплывающейся лужи крови.
Потерян в Зоне, похоронен аномалией.
***
Дезмонд зевнул, глядя на экран со светящейся желтым надписью «Lost to the Zone», и перевел взгляд на часы. До начала работы в баре оставалось еще около двух часов, а S.T.A.L.K.E.R. с новой модификацией выглядел великолепно.
«Жаль только, опять хабар не смог собрать», — мимолетом подумал Майлз, нажимая «Restart».

№4
Название: Ловись, рыбка, большая и маленькая
Размер: драббл
Пейринг/Персонажи: Эцио, Альтаир, Довакин, ассасин из Темного Братства, упоминаются: Дезмонд, Эдвард, ассасинская братия
Категория: джен
Примечание: Кроссовер с TES: Skyrim. Основано на стрипе.

Эцио хвастался. Он любил хвастаться, особенно, пока молодой, пока он еще не совсем ассассин, пока он только тренируется у дяди Марио, пока беззаботность еще не выветрилась из его головы и не сменилась проблемами.
Эцио хвастался и дразнил Альтаира, одиноко сидящего на берегу и помирающего от аномальной жары, пока вся остальная ассасинская братия плавала в прохладной речушке.
— Эй, ибн ла-как-там-тебя! Давай к нам, хватит кукситься!
Альтаир лишь бросил на него мрачный взгляд и пафосно промолчал. Он не любил разговаривать с детишками.
Эцио пожал плечами и поплыл себе дальше, Альтаир — не очень интересный объект для насмешек. По крайней мере, до тех пор, пока не начинает злиться. Но до такого состояния его еще надо довести.
Доводить Эцио решил постепенно. Обычно это срабатывало, однако в этот раз что-то пошло не так. Альтаир по-прежнему сидел в сторонке, не обращая, судя по всему, ни малейшего внимания на происходящее в воде. Даже плавание в одежде никак не намекнуло ему, что надо бы все-таки присоединиться, хотя бы ради солидарности.
Тогда Аудиторе решил применить последний козырь.
Соревнование, кто же дольше всех продержится под водой.
Вообще-то в этом не было никакого смысла — всем и так было понятно, что победителем станет Эдвард, который уже не раз показывал подобные трюки. Однако ассасинам хотелось как-то развлечься, и все согласились. Решили даже не снимать одежду, которая и так уже была мокрой, а, значит, служила и дополнительным препятствием.
— Раз. Два. Три! — скомандовал Дезмонд, и Эцио, глубоко вдохнув, нырнул.
Ему казалось, что прошло около минуты, когда за его шкирку вытянули обратно.
Перед мокрым Аудиторе показалась недоуменная мужская физиономия с забавным рогатым шлемом.
— Ласасина? — неуверенно спросила она зычным, привыкшим к Крикам голосом.
Эцио выпучил на физиономию глаза.
— Довакин, что ли? — еще более неуверенно, чем физиономия, ответил он вопросом на вопрос.
Физиономия, продолжая смущаться, кивнула. За спиной Драконорожденного вдруг показался одетый в черное силуэт, который резко ударил Довакина по пальцам, заставляя выпустить все еще удивленного встречей Эцио. До ушей Аудиторе донесся полный ревности голос силуэта:
— Ассасином могу быть только я! — и ответное бурчание Довакина:
— Вы дадите мне пожрать сегодня или нет?
«Вы дадите мне утопить Альтаира или нет?» — пробулькал под водой Эцио и поплыл обратно в свой канон.
***
Бурчание у Довакина в животе стало настолько громким, что, когда мимо по реке проплывала одетая в белое тушка, Драконорожденный бесцеремонно сцапал ее за капюшон, вытащил на берег и уже было положил руку тушки на камень, служивший разделочной доской, как что-то заставило присмотреться к тушке внимательней.
— Похоже на хашашина, — неуверенно протянул Довакин, критичным взглядом окидывая белую робу.
— Ассассином могу быть только я! — азартно возопил опять появившийся из ниоткуда убийца и опустил на голову хашашина топор. Лезвие не менее азартно чавкнуло, разделяя симпатичное лицо напополам. Во все стороны брызнула кровь.
— Ну вот, ты его убил, — безразлично произнес Довакин, поудобней размещая на камне руку. — Слушай, не поможешь? — обратился он к гордо стоявшему рядом убийце. — Он и так уже мертв, а я есть хочу.
Ассассин кивнул. В его животе тоже заурчало.

№5
Название: Не ешь синие
Размер: драббл
Пейринг/Персонажи: Эдвард, доктор Эйнхарт, мельком: команда Эдварда, современные ассассины
Категория: джен
Примечание: Основной кроссовер с Far Cry 3, мелькают кроссоверы с Матрицей и ФФБ. Автор упоролся, сделайте ему венок из крыльев подвздошных костей.

— Возьмите красные, они мои любимые.
Эдвард, до этого пристально разглядывающий тюки с разноцветными камушками, резко обернулся, положив руку на саблю. Однако любитель красного не выглядел враждебно. Он выглядел скорее... причудливо. По крайней мере, нападать на Эдварда он не собирался, что уже было хорошо.
— Кто вы такой?
— Желтые вот тоже ничего, недавно сделал, попробуйте, — посоветовал незнакомец, игнорируя вопрос. Эдвард решил его не теребить — мало ли, почему тот не ответил.
— А что это?
— Смеси. Немного того, немного сего... — любитель красного наконец поднял на капитана воспаленные глаза, пригляделся. — А вы случаем не из Абстерго? А то вас там ждут...
— Нет, — отмахнулся Эдвард. Ассассины, наблюдающие за ним в двадцать первом веке, еле слышно ругнулись под нос. — А что эти смеси делают?
Незнакомец нервно усмехнулся.
— Проще вам самим посмотреть, что толку описывать.
Эдварт покосился на незнакомца, потом на камушки, потом на выход из лачуги.
«А почему бы и нет», — подумал он и, взяв парочку красных, закинул их в рот.
...
В целом, место, в котором Кенуэй оказался, было все той же лачугой. Только вот в окнах не было видно ничего, кроме сине-желтой картинки, в центре которой на утиных крыльях порхали хуи с различными ценниками на яйцах. Тюки теперь наполняли не разноцветные смеси, а сиськи разной степени годности, которые пытались выбраться из корзин и, зацепившись за что-нибудь, соблазнительно потряхивать своими прелестями. Однако немногим выбравшимся бюстам зацепиться было не за что, поэтому они просто рандомно прыгали по помещению. Иногда они выпрыгивали из окон и находили счастье рядом с хуями, которые сразу же становились по стойке «смирно», стоило сиськам приблизиться. Это была бы идиллия, если бы только Эдварду тоже не захотелось счастья. Однако стоило Кенуэю выйти за пределы лачуги, как сине-желтая картинка потемнела и зашумела березами, шикарные бюсты превратились в крылья подвздошных костей, а хуи обернулись в хрупкие тазовые косточки. Однако все было не так плохо, как казалось. Просто все стало скучнее.
Одна из тазовых косточек проковыляла к Эдварду и, стараясь не рассыпаться, начала хрипеть ему какую-то поистине любопытную историю:
— В некотором государстве жила-была корпорация Абстерго. Она очень любила синее. И вот однажды она сказала всему миру: «Ешьте, дети мои, синие таблетки!..»
— Мир действительно был ее детищем? — удивился Кенуэй, присаживаясь перед косточкой.
— Нет, конечно, просто она любила выпендриваться, — немного раздраженно ответила косточка. — Не перебивай меня, пожалуйста.
Эдвард покопался немного в голове, пытаясь вспомнить значение слова «выпендриваться», однако решил, что проще сделать вид, будто он все понял, и слушать дальше.
— Так вот, — косточка прокашлялась, еле устояв на суставах. — И сказала Абстерго: «Ешьте синие, они мои любимые!» И тут появился Морфеус. И закричал он на Абстерго страшными словами: «Что ты, паскуда, со стадом моим делаешь?! Зачем в Матрицу погружаешь? Зачем уводишь пастырей моих с пути истинного?»
Эдвард понял, что окончательно запутался. Однако косточка настолько интересно рассказывала, иногда подпрыгивая от возбуждения, что перебивать ее он никак не решался.
— ...И тут Абстерго крепко задумалась. Причем настолько крепко, что сама не заметила, как проглотила синюю таблетку. Все.
Кенуэй некоторое время молчал, ожидая продолжения. Однако косточка тоже молчала. У Эдварда появилось странное ощущение, что на него смотрят и ждут какой-то реакции.
— А... В чем мораль? — рискнул спросить он.
Косточка задумалась. Мимо пролетали крылья подвздошных костей и уточки.
— Мораль... — медленно протянула она. Затем придвинулась поближе к Эдварду. Тот подставил ухо, чтобы трясущейся от напряжения косточке было удобно.
— А мораль... Не ешь синие! — завопила та прямо ему в ухо. Кенуэй недовольно отшатнулся и потер звенящее ухо. Перед ним возникла корзинка с синими камушками, а рядом с ней сжался любитель красного.
— Не надо пока брать синие, они могут убить, — тихонько пояснил он. — Смесь не доработана до конца. Я доктор, я знаю.
Эдвард, еще не совсем придя в себя, задумчиво пощипал подбородок, окинул затуманенным, но оценивающим взглядом тюки.
— Сколько, говорите, они стоят?
...
— Что-то вы задержались, капитан.
— Помоги лучше остальным загрузить на борт тюки, — отмахнулся Эдвард.
— А что там внутри? — один из команды сунул свой любопытный нос в одну из корзинок.
— О! Грибочки! — послышались восхищенные возгласы со всех сторон. Эдвард прикрыл рукой лицо.
«Кажется, такими темпами до Кариб мы их не довезем».
— Синие, главное, не берите! — запоздало крикнул Кенуэй.

@темы: Лол Х)))))), Летят по небу ассассины!... (с), Игроманское, Вот были Довы в наше время, богатыри, не вы!..., Частички реала, Фанфики, По воскресеньям я пишу отличные песни! (с)